Обращение взыскания на заложенное имущество в 2020 году — пленум 50 верховного суда, внесудебный порядок

Полное описание

17 ноября 2015 года Пленум Верховного суда РФ вынес Постановление № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства».

Указанное постановление не только воспроизводит ранее озвученные правовые позиции высших судов (в том числе Высшего арбитражного суда РФ), но и конкретизирует ряд положений законодательства об исполнительном производстве и судебной практики, до настоящего момента являвшиеся спорными.

Первые две главы Постановления содержат подробные положения о разграничении компетенции между судебными органами по вопросам, связанным с исполнительным производством.

Необходимость указанных разъяснений вызвана недавним введением в действие Кодекса административного судопроизводства РФ. Помимо этого, в указанных главах рассматриваются и ранее существовавшие вопросы о компетенции судов.

Так, подтверждается приоритет судов общей юрисдикции при рассмотрение споров, связанных с осуществлением сводного исполнительного производства.

Заметной новеллой является запрет судебному приставу-исполнителю отменять вынесенное им постановление. Полномочиями по отмене постановлений наделены старшие судебные приставы и их заместители. Интересно, что указанные положения противоречат ранее существовавшим позициям Высшего арбитражного суда и сложившейся правоприменительной практике.

Ряд важных положений Постановления № 50 касается оспаривания постановлений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя в суде.

В частности, Пленум установил, что несвоевременное рассмотрение жалобы на действия пристава вышестоящими органами и должностными лицами является уважительной причиной для пропуска обращения в суд по таким делам. В то же время, четко установлен круг ответчика по подобным иска.

Ответчиком может быть сам судебный пристав-исполнитель, чьи действия оспариваются, а в случае прекращения его полномочий – должностное лицо, которому указанные полномочия были переданы (или старший судебный пристав, если полномочия не передавались).

Кроме того, к участию в деле в качестве третьего лица должен привлекаться и сам территориальный орган ФССП, в котором служит ответчик.

Стоит отметить, что указанные положения могут в значительной мере предотвратить волокиту, вызванную большой текучкой кадров в системе ФССП и следующей из неё частой передачей дел от одного пристава к другому (за счет возможности привлечения в качестве ответчика руководителя отдела службы судебных приставов в случае длительного неназначения ответственного пристава). В то же время, необходимость привлекать к участию в деле нескольких представителей ФССП может сделать затруднительном рассмотрение дела в случае неявки кого-либо из сторон или третьих лиц.

Заметным нововведением стало закрепление в постановлении признаков незаконного бездействия судебного пристава-исполнителя.

В то же время, Верховный суд указал, что превышение двухмесячного срока на исполнение судебного решения само по себе не свидетельствует о незаконном бездействии пристава-исполнителя, чего в ходе обсуждения проекта постановления добивались представители ФССП и Минюста.

Обстоятельства, связанные с организацией работы службы судебных приставов, однако, так и не были признаны оправдывающими превышение сроков, что указывается в п. 15 Постановления.

Верховный суд также разрешил ряд вызывавших на практике проблемы вопросов, связанных с правопреемством в ходе исполнительного производства.

Так, Пленум подтвердил, что вопрос о правопреемстве на стадии исполнительного производства рассматривается только судами на основании обращения сторон, лица, считающего себя правопреемником, либо самого судебного пристава-исполнителя.

При этом, Постановление ещё раз воспроизводит зачастую игнорировавшуюся правоприменителем позицию Высшего арбитражного суда о перемене имени физического лица или изменении наименования организации.

Суд указал, что указанные изменения не требуют правопреемства и оформляются постановлением судебного пристава, а также могут упоминаться как в дальнейших актах пристава, так и в ранее вынесенных постановлениях по соответствующему делу.

С другой стороны, что в Постановлении отсутствуют существовавшие ранее правовые позиции Высшего арбитражного суда, согласно которым в случае образования множественности лиц на стороне взыскателя или должника суд выдает несколько исполнительных листов взамен ранее выданных. Представляется, что данная проблема, имеющая большое практическое значение, должна быть разрешена Верховным судом в дальнейшем.

Верховный суд рассмотрел и дискуссионный вопрос о применении мер принудительного исполнения и совершении исполнительных действий до истечения срока дли добровольного исполнения.

Суд указал, что применение мер принудительного исполнения в течении е указанного срока не допускается, хотя могут быть совершены отдельные исполнительные действия (например, арест имущества должника).

Кроме того, Пленум подтвердил, что не допускается ограничение выезда должника за пределы Российской Федерации до истечения срока на добровольное исполнение и получения судебным приставом-исполнителем информации о том, что должник обладает информацией о возбуждении в отношении него исполнительного производства. Интересно, что суд не конкретизировал, в какой конкретно форме должна быть получена информация, что предоставляет широкие возможности для толкования указанного положения.

Пленумом была разрешена существовавшая ранее проблема, связанная с исключением недействующего должника-организации из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа на основании ст. 21.

1 ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Взыскатели, по определённым причинам пропустившие момент ликвидации своего должника, теперь вправе обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения имущества, оставшегося после должника, если таковое будет обнаружено.

В Постановлении был разрешён вопрос о наложении ареста и запрета на распоряжение имуществом должника. Как указал суд, арест качестве исполнительного действия может быть наложен судебным приставом-исполнителем в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях (согласно п. 7 ч. 1 ст. 64, ч. 1 ст.

80 ФЗ «Об исполнительном производстве»). Арест должен быть соразмерен объему требований взыскателя. В то же время, формально несоразмерный арест допустим, если должник не предоставил судебному приставу-исполнителю сведений о наличии другого имущества, на которое можно обратить взыскание, или при отсутствии у должника иного имущества, его неликвидности либо малой ликвидности.

Также суд указал, что изложенный в ч. 1 ст.

64 перечень исполнительных действий не является исчерпывающим и судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов, если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства и не нарушают защищаемые федеральным законом права должника и иных лиц.

К таким действиям Пленум относит, в частности, установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом (в том числе запрета на совершение в отношении него регистрационных действий. Указанный запрет рассматривается фактически как предшествующая аресту процедура. После обнаружения фактического местонахождения имущества пристав обязан наложить на него арест.

Важной новеллой стоит признать возможность наложения ареста или запрета на распоряжение на имущество, на которое в соответствии со ст. 446 ГПК не может быть обращено взыскание. В качестве примера Постановление № 50 указывает единственное жильё должника.

При этом, подобные меры должны приниматься судебным приставом-исполнителем в целях воспрепятствования должнику распорядиться данным имуществом в ущерб интересам взыскателя, а само наложение ареста либо установление соответствующего запрета не должно препятствовать гражданину-должнику и членам его семьи пользоваться таким имуществом.

Также была установлена и возможность ареста имущества, находящегося в совместной собственности.

Часть положений Постановления касается ареста денежных средств на банковских счетах должника.

Интересно, что арест может быть наложен не только на денежные средства, находящиеся или поступающие на счет должника, но также и на средства, которые поступят на имя должника в будущем на корреспондентский счет обслуживающего его банка, если иные меры не могут обеспечить исполнение принятого судебного акта. При этом, указывается, что наложить подобный арест может только суд.

Ряд изложенных в Постановлении правовых позиция Верховного суда касается вопросов обращения взыскания на имущество должника.

Интересной представляется закреплённая Пленумом презумпция принадлежности должнику движимого имущества, находящегося в помещении либо на ограждённом от доступа других лиц земельном участке, находящимися в собственности или владении должника.

Бремя доказывания иного ложится при этом на заинтересованных лиц. При этом, стоит иметь в виду, что арест судебным приставом-исполнителем движимого имущества должника в ходе выезда по его месту жительства или нахождения является весьма распространённой и эффективной мерой из арсенала приставов.

В то же время, взыскание на сами земельные участки, согласно ст. 278 ГК и п. 58 Постановления, допускается только на основании решения суда. Такие дела рассматриваются в порядке искового производства с соблюдением правил исключительной подсудности.

Ещё одним важным положением является подтверждённая судом возможность обратить взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем.

Взыскание может быть обращено судебным приставом-исполнителем при отсутствии иного, помимо заложенного, имущества, на которое можно обратить взыскание.

Обращение взыскания в данном случае осуществляется с учетом правил продажи имущества, обремененного правами третьих лиц (согласно п. 1 ст. 353, ст. 460 ГК РФ, ст. 38 Закона «Об ипотеке»).

Наконец, последняя глава Постановления № 50 рассматривает вопросы возмещения вреда, причинённого незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя.

Пленум рассматривает как обязательное условие возмещения вреда предварительное признание действий пристава, повлекших причинение вреда, незаконными. Также нельзя отказывать в возмещении вреда по причине невозможности установления конкретного размера вреда.

Ещё более крепкой позицию истцов по спорам о возмещении вреда делают положения, возлагающие бремя доказывания правомерности своих действия по таким делам на судебного пристава-исполнителя.

В связи с принятием Постановления № 50 утратило силу Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16 мая 2014 года № 27 «О некоторых вопросах применения законодательства об исполнительном производстве».

Следует заметить, что новые правовые позиции высшего суда по вопросам исполнительного производства более подробно конкретизируют положения законодательства и расширяют права взыскателя и возможности пристава в рамках исполнительного производства.

Группа юридических компаний «Лекс» уже начала внедрять наиболее заметные новшества в свою практику.

Болотский И.Н.

Источник: https://lex-pravo.ru/law-comments/191/8546/

Обращение «незалогового» взыскания на заложенное имущество

Постановление Пленума Верховного Суда № 50 от 17 ноября 2015 г. «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» в п. 68 обращается к старой проблеме – возможности обращения взыскания на заложенное имущество по требованию незалогового кредитора.

Получилось так:

68. Судебный пристав-исполнитель может обратить взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем, при отсутствии иного, помимо заложенного, имущества, на которое можно обратить взыскание.

Обращение взыскания в данном случае осуществляется с учётом правил продажи имущества, обременённого правами третьих лиц (пункт 1 статьи 353, статья 460 ГК РФ, статья 38 Закона об ипотеке), в том числе с извещением покупателя о том, что реализуемое имущество находится в залоге, и, соответственно, с сохранением залога при переходе прав на имущество от залогодателя – должника к покупателю. || Продажа заложенного имущества в отсутствие требуемого извещения и его приобретение лицом, которое не знало и не должно было знать, что имущество является предметом залога, в силу подпункта 2 пункта 1 статьи 352 ГК РФ влечёт прекращение залога. В этом случае залогодержатель вправе требовать возмещения убытков с лица, на которое возложена обязанность предоставления информации об обременении имущества.

Прежде всего обратим внимание на то, что на предмет залога незалоговые взыскатели могут претендовать только в том случае, если отсутствует иное имущество. Это утверждение, как мне представляется, не вытекает из смысла закона об исполнительном производстве и не соответствует гражданскому законодательству о залоге.

Приведенные в Постановлении правила о продаже заложенного имущества по требованию незалогового взыскателя являются своего рода продолжением такого свободного подхода.

Арестованный предмет залога, как утверждается в Постановлении, продается для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем, с сохранением залога, о существовании которого необходимо известить потенциальных покупателей.

Как соотносится это правило с положениями ГК о «залоговом аресте»? Согласно п. 5 ст. 334 ГК лицо, в чьих интересах был наложен запрет на распоряжение имуществом (статья 174.1), обладает правами и обязанностями залогодержателя в отношении этого имущества с момента вступления в силу решения суда, которым требования таких кредитора или иного управомоченного лица были удовлетворены.

Читайте также:  Рамочный договор поставки в 2020 году - что это такое, товара, образец, без спецификации

Распространяется ли п. 5 ст.

334 ГК на случаи ареста имущества в рамках исполнительного производства в целях обращения взыскания? Если распространяется, то «кредитор с арестом» становится последующим залогодержателем, и продажа арестованного имущества должна производиться в соответствии с положениями статьи 342.

1 ГК, то есть иначе, нежели предусмотрено п. 68 Постановления Пленума. Статья 342.

1 предусматривает, что в случае обращения взыскания на заложенное имущество по требованиям, обеспеченным последующим залогом, предшествующий залогодержатель вправе потребовать одновременно досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства и обращения взыскания на это имущество. Если залогодержатель по предшествующему договору залога не воспользовался данным правом, имущество, на которое обращено взыскание по требованиям, обеспеченным последующим залогом, переходит к его приобретателю с обременением предшествующим залогом.

Поскольку п. 68 Постановления предписывает иной порядок, можно предположить, что ВС исходит из несколько иных представлений о сфере действия норм о «залоговом аресте». Каковы же эти представления?

Возможно, с точки зрения ВС правила п. 5 ст. 334 ГК применяются лишь в том случае, когда арестованное имущество было вопреки этому запрету отчуждено. Иными словами, «залоговый арест» возникает только на стороне третьего лица, которому было отчуждено ранее арестованное имущество.

Теоретически это можно вытолковать из норм ГК. Пункт 5 ст. 334 ГК говоря о том, что «кредитор с арестом» обладает правами и обязанностями залогодержателя, дает ссылку на ст. 174.1 ГК, а ст. 174.1 буквально говорит лишь о случаях, когда арестованное имущество было отчуждено. Таким образом получаем требуемый вывод.

Однако такой ли смысл имеет п. 5 ст. 334 ГК? 

Источник: https://zakon.ru/blogs/obrashhenie_nezalogovogo_vzyskaniya_na_zalozhennoe_imushhestvo/40481

Обращение взыскания на залог – мнение Верховного суда

  • Вопросы обращения взыскания на предмет залога, как попытки компенсировать свои убытки от невозврата кредита или неисполнения других обязательств стали весьма актуальны.
  • Банки пытаются хоть как-то покрыть свои затраты за счёт реализации заложенного имущества, а юридические и физические лица изо всех сил пытаются этому противостоять.
  • Одно из таких дел стало предметом рассмотрения в Верховном суде России по кассационной жалобе банка «Возрождение» на апелляционное определение Краснодарского краевого суда.

Вкратце суть дела: ООО «Тройка» заключило договор банковской гарантии с банком, поручившись своим автоцентром в качестве залога, а также в качестве обеспечения обязательств «Тройки» граждане П., К.

и Т. передали своё имущество в залог банку.

Через некоторое время банк стал требовать от «Тройки» исполнения обязательств по договору гарантии, однако на всякие вульгарные выпады «Тройка» хранила презрительное молчание.

Тогда банк пошёл в районный суд с иском к «Тройке» и гражданам о взыскании долга в связи с солидарной ответственностью и обращению взыскания на заложенное имущество с целью его реализации. Суд требования банка удовлетворил.

Однако граждане П.К. и Т. обжаловали решение районного суда в Краснодарский краевой суд и тут начались чудеса. Было отменено решение районного суда, удовлетворены требования залогодателей, то есть П.К. и Т., о признании договоров залога их имущества недействительными, и с имущества было снято обременения в виде залога. Краевой суд обосновал свой вывод следующим:

договоры поручительства и залога заключены ответчиками под влиянием заблуждения относительно существенных условий договоров.

Суд также усмотрел злоупотребление правом со стороны Банка, требующего обратить взыскание на имущество залогодателей, стоимость которого в несколько раз превышает сумму задолженности заемщика, и не предпринимавшего никаких действий по обращению взыскания на имущество ООО «Тройка».

Однако Верховный суд стоит на защите интересов Банка и не позволил заложенному имуществу граждан П.К. и Т. ускользнуть из-под обращения взыскания.

Верховный суд отменил апелляционные определения краевого суда,  

сначала были отметены доводы краевого суда в части признания сделок залога недействительными (здесь и далее приводятся неполные цитаты из Определения): сделка считается недействительной, если выраженная в ней воля стороны сформировалась вследствие заблуждения и повлекла иные правовые последствия, нежели те, которые сторона действительно имела в виду. При этом заблуждение стороны договора относительно срока договора, то есть одного из его условий, не является заблуждением относительно природы сделки либо тождества или качеств ее предмета.

Следующим этапом были разгромлены доводы о несоразмерности имущества и долга:

Согласно статье 348 (пункт 2) Гражданского кодекса Российской Федерации обращение взыскания не допускается, если допущенное должником нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного имущества.

Если не доказано иное, предполагается, что нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного имущества при условии, что одновременно соблюдены следующие условия: сумма неисполненного обязательства составляет менее чем пять процентов от размера стоимости заложенного имущества по договору о залоге; период просрочки исполнения обязательства, обеспеченного залогом, составляет менее чем три месяца.

Резюмируя, можно сказать, что времена «детства» уходят в прошлое. Верховный суд жёстко формулирует основной принцип гражданского законодательства – каждый сам совершает и отвечает за свои поступки.

Если уж заключили договор на указанных условиях, то будьте любезны исполнять и принимать последствия, в случае чего.

Ссылки на неграмотность, непонятность и прочие несущественные основания при заключении договора более не принимаются и в какой-то мере это правильно.

Верховный суд старательно доносит до всех нас простую истину – договор надо читать и анализировать перед подписанием, а не тогда, когда судебный пристав – исполнитель стучит в окно и просит освободить квартиру в связи с неуплатой. Время инфантилизма ушло.

А. Полищук

Источник: https://juristirk.ru/news/2015-11-17/obraschenie-vzyskaniya-na-zalog-mnenie-verkhovnogo-suda

Обращение «незалогового» взыскания на заложенное имущество

  Постановление Пленума Верховного Суда № 50 от 17 ноября 2015 г. «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» в п. 68 обращается к старой проблеме – возможности обращения взыскания на заложенное имущество по требованию незалогового кредитора.

Получилось так:

  68. Судебный пристав-исполнитель может обратить взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем, при отсутствии иного, помимо заложенного, имущества, на которое можно обратить взыскание.

Обращение взыскания в данном случае осуществляется с учётом правил продажи имущества, обременённого правами третьих лиц (пункт 1 статьи 353, статья 460 ГК РФ, статья 38 Закона об ипотеке), в том числе с извещением покупателя о том, что реализуемое имущество находится в залоге, и, соответственно, с сохранением залога при переходе прав на имущество от залогодателя – должника к покупателю. || Продажа заложенного имущества в отсутствие требуемого извещения и его приобретение лицом, которое не знало и не должно было знать, что имущество является предметом залога, в силу подпункта 2 пункта 1 статьи 352 ГК РФ влечёт прекращение залога. В этом случае залогодержатель вправе требовать возмещения убытков с лица, на которое возложена обязанность предоставления информации об обременении имущества.

  Прежде всего обратим внимание на то, что на предмет залога незалоговые взыскатели могут претендовать только в том случае, если отсутствует иное имущество. Это утверждение, как мне представляется, не вытекает из смысла закона об исполнительном производстве и не соответствует гражданскому законодательству о залоге.

  Приведенные в Постановлении правила о продаже заложенного имущества по требованию незалогового взыскателя являются своего рода продолжением такого свободного подхода.

Арестованный предмет залога, как утверждается в Постановлении, продается для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем, с сохранением залога, о существовании которого необходимо известить потенциальных покупателей.

  Как соотносится это правило с положениями ГК о «залоговом аресте»? Согласно п. 5 ст. 334 ГК лицо, в чьих интересах был наложен запрет на распоряжение имуществом (статья 174.1), обладает правами и обязанностями залогодержателя в отношении этого имущества с момента вступления в силу решения суда, которым требования таких кредитора или иного управомоченного лица были удовлетворены.

  Распространяется ли п. 5 ст.

334 ГК на случаи ареста имущества в рамках исполнительного производства в целях обращения взыскания? Если распространяется, то «кредитор с арестом» становится последующим залогодержателем, и продажа арестованного имущества должна производиться в соответствии с положениями статьи 342.

1 ГК, то есть иначе, нежели предусмотрено п. 68 Постановления Пленума. Статья 342.

1 предусматривает, что в случае обращения взыскания на заложенное имущество по требованиям, обеспеченным последующим залогом, предшествующий залогодержатель вправе потребовать одновременно досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства и обращения взыскания на это имущество. Если залогодержатель по предшествующему договору залога не воспользовался данным правом, имущество, на которое обращено взыскание по требованиям, обеспеченным последующим залогом, переходит к его приобретателю с обременением предшествующим залогом.

  Поскольку п. 68 Постановления предписывает иной порядок, можно предположить, что ВС исходит из несколько иных представлений о сфере действия норм о «залоговом аресте». Каковы же эти представления?

  Возможно, с точки зрения ВС правила п. 5 ст. 334 ГК применяются лишь в том случае, когда арестованное имущество было вопреки этому запрету отчуждено. Иными словами, «залоговый арест» возникает только на стороне третьего лица, которому было отчуждено ранее арестованное имущество.

Теоретически это можно вытолковать из норм ГК. Пункт 5 ст. 334 ГК говоря о том, что «кредитор с арестом» обладает правами и обязанностями залогодержателя, дает ссылку на ст. 174.1 ГК, а ст. 174.1 буквально говорит лишь о случаях, когда арестованное имущество было отчуждено. Таким образом получаем требуемый вывод.

Однако такой ли смысл имеет п. 5 ст. 334 ГК? 

Источник: https://pravobez.ru/articles/obraschenie-nezalogovogo-vzyskaniya-na-zalozhennoe-imuschestvo.html

Отказ в обращении взыскания на заложенное имущество. Судебная практика

Отказ в обращении взыскания допускается при установлении одновременно следующих условий: крайне незначительного нарушения обеспеченного залогом обязательства – а именно, когда сумма неисполненного обязательства составляет менее пяти процентов от размера оценки предмета ипотеки, а также определенного договором или законом периода просрочки:

ОАО Банк обратился в суд с иском к Ж. об обращении взыскания на заложенное имущество. В обоснование указал, что 26 июня 2007 года между банком и ИП З. был заключен кредитный договор, по условиям которого банк предоставил З.

кредит в сумме 1 000 000 рублей сроком до 25 июня 2010 года с условием уплаты 17% годовых. Надлежащее исполнение заемщиком обязательств по кредитному договору обеспечено в том числе договором залога недвижимого имущества от 26 июня 2007 года, заключенного с Ж.

Поскольку заемщиком допущена просрочка в исполнении обязательства, банк обратился с иском в суд о взыскании задолженности и вступившим в законную силу решением городского суда в пользу банка взыскан долг в сумме 749 609,11 рублей.

Поскольку указанное решение не исполнено, банк настаивал на обращении взыскания на заложенное имущество, установлении начальной стоимости для реализации имущества, возмещении расходов по оплате государственной пошлины.

  • Решением городского суда от 9 апреля 2009 года ОАО Банк отказано в удовлетворении иска.
  • Судебная коллегия отменила решение по жалобе банка в связи со следующим.
  • Отказывая в иске банку об обращении взыскания на заложенное недвижимое имуществ, суд исходил из того, что стоимость заложенного имущества значительно превышает размер долга по кредитному договору и в связи с этим несоразмерна долгу.
  • Между тем, правилами федерального закона «Об ипотеке» предусмотрены иные основания для отказа в обращении взыскания на заложенное имущество.

Согласно статье 54.1 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» обращение взыскания на заложенное имущество в судебном порядке не допускается, если допущенное должником нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного имущества.

  1. Если не доказано иное, предполагается, что нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного имущества при условии, что одновременно соблюдены следующие условия:
  2. сумма неисполненного обязательства составляет менее пяти процентов от размера оценки предмета ипотеки по договору об ипотеке;
    период просрочки исполнения обязательства, обеспеченного залогом, составляет менее трех месяцев.
  3. Если договором об ипотеке не предусмотрено иное, обращение взыскания на имущество, заложенное для обеспечения обязательства, исполняемого периодическими платежами, допускается при систематическом нарушении сроков их внесения, то есть при нарушении сроков внесения платежей более трех раз в течение 12 месяцев, даже при условии, что каждая просрочка незначительна.
  4. В силу указанной нормы закона отказ в обращении взыскания допускается при установлении одновременно следующих условий: крайне незначительного нарушения обеспеченного залогом обязательства – а именно, когда сумма неисполненного обязательства составляет менее пяти процентов от размера оценки предмета ипотеки, а также определенного договором или законом периода просрочки.
Читайте также:  Заявление об отказе от наследства в 2020 году - в пользу другого, образец, без указания

Между тем, судом не исследован вопрос о том, какой процент от размера оценки предмета ипотеки по договору об ипотеке составляет сумма неисполненного заемщиком обязательства, период просрочки обязательства и не исследован вопрос о том является ли допущенное нарушение крайне незначительным.

Судом не приведена норма права, согласно которой превышение стоимости заложенного имущества размера долга является основанием для отказа в обращении взыскания на заложенное имущество. Между тем, в силу статьи 54.

1 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» обращение взыскания на имущество, заложенное для обеспечения обязательства, исполняемого периодическими платежами, допускается при систематическом нарушении сроков их внесения, то есть при нарушении сроков внесения платежей более трех раз в течение 12 месяцев, даже при условии, что каждая просрочка незначительна, если договором об ипотеке не предусмотрено иное.

При таких обстоятельствах решение суда не является законным и обоснованным, оно было отменено с передачей дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. («Справка по результатам обобщения судебной практики по делам, вытекающим из кредитных правоотношений, рассмотренными судами Амурской области в 2009 году», подготовленная Амурским областным судом).

Норма пункта 2 статьи 811 ГК РФ, предусматривающая право займодавца в случае нарушения заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа, предполагает учет судом фактических обстоятельств (наличия и исследования уважительных причин допущенных нарушений обязательств), а также юридических обстоятельств (периода просрочки, суммы просрочки, вины одной из сторон):

Банк обратился в суд с иском к Н. о взыскании задолженности по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество.

В обоснование заявленных требований банк сослался на то, что 18 января 2008 года между банком и Н. был заключен кредитный договор, в соответствии с которым заемщику был предоставлен целевой кредит в сумме 1190000 руб. под 11,7% годовых сроком на 98 месяцев для приобретения квартиры.

В обеспечение исполнения обязательств заемщика перед банком заключен договор об ипотеке, предметом которого является квартира. Н. допускала существенные нарушения кредитного договора, совершая просрочки очередных платежей в счет погашения кредита и процентов за пользование кредитом в период с 10 марта 2009 года по 10 ноября 2009 года.

Банк направлял ответчице требование от 2 октября 2009 года о досрочном возврате суммы кредита, которое Н. исполнено не было.

Решением суда в удовлетворении исковых требований банка отказано.

Оставляя решение суда без изменения, кассационную жалобу банка без удовлетворения, судебная коллегия областного суда исходила из следующего.

По правилам п. 2 ст. 348 ГК РФ обращение взыскания не допускается, если допущенное должником нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного имущества.

Если не доказано иное, предполагается, что нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного имущества при условии, что одновременно соблюдены следующие условия:

1) сумма неисполненного обязательства составляет менее чем пять процентов от размера оценки предмета залога по договору о залоге;
2) период просрочки исполнения обязательства, обеспеченного залогом, составляет менее чем три месяца.

Принимая во внимание те обстоятельства, что на момент рассмотрения спора заемщиком добровольно погашены задолженности по текущим платежам, у банка не имеется убытков ввиду полного устранения имеющихся нарушений, связанных с просрочкой платежей, Н.

в настоящее время добросовестно исполняет обязанность по внесению ежемесячных платежей, суд правомерно отказал истцу в удовлетворении заявленных требований о досрочном взыскании суммы основного долга по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество.

(Определение судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 17 февраля 2010 г. N 33-1093/2010; извлечение из Бюллетеня судебной практики Омского областного суда N 1(42), 2010)

Суд пришел к выводу, что допущенное должником нарушение обязательства, обеспеченного ипотекой, является крайне незначительным, а размер требований залогодержателя в связи с этим явно несоразмерен стоимости заложенного имущества, поэтому в иске в этой части отказал:

При рассмотрении споров об обращении взыскании на заложенное имущество в связи с ненадлежащим исполнением должником обеспеченного залогом обязательства, суды учитывают степень отклонения от надлежащего исполнения.

Согласно п. 2 ст. 348 ГК РФ, если допущенное должником нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя вследствие этого явно несоразмерен стоимости заложенного имущества, то в обращении взыскания на заложенное имущество может быть отказано.

По делу по иску Акционерного коммерческого банка «Банк О.» (ОАО) в лице Астраханского филиала к индивидуальному предпринимателю Р-ву Н. и Р-ой Э. о взыскании задолженности по кредитному договору и об обращении взыскания на заложенное имущество, решением суда исковые требования удовлетворены частично.

Установлено, что между АКБ «Банк О.» (ОАО) в лице Астраханского филиала и ИП Р-ым Н.

заключен кредитный договор от 12 декабря 2006 года, по условиям которого последнему предоставлен кредит в сумме 2 100 000 рублей, под 13% годовых, сроком возврата 5 декабря 2008 года на пополнение оборотных средств и обязательством его возврата в полной сумме.

В целях обеспечения кредитного договора между истцом и предпринимателем был заключен договор об ипотеке от 12.12.2006 г., согласно которому Р-в Н. предоставил в залог склад, общей площадью 392,10 кв.м., расположенный по адресу: Астраханская область Приволжский район, с.

Карагали, ул. Мостовая и земельный участок с кадастровым номером из категории земель поселений, с разрешенным использованием (назначением) под оптовый склад, общей площадью 559+16 кв.м. по данному адресу.

Установлено, что Р-ым Н. погашен основной долг по кредиту в сумме 1 554 834 рублей 60 коп., просроченная задолженность по основному долгу в сумме 349 138 рублей 23 коп., проценты, начисленные на сумму основного долга в сумме 428 877 рублей 98 коп., неустойка в виде пени на просроченную задолженность по кредиту и процентам в сумме 2 951 рублей 02 коп., а всего 2 335 801 рубль 83 коп.

05 декабря 2008 года ответчик Р-в Н.Н. в соответствии с п. 6.1 Кредитного договора обязан погасить основной долг по кредиту в виде последнего платежа в сумме 200 000 рублей, однако обязательство в этой части не исполнил.

По состоянию на 27.03.2009 года за ответчиками как солидарными должниками числится задолженность по кредитному договору на общую сумму 223 551 рубль 42 коп. По условиям договора ипотеки залоговая стоимость недвижимого имущества определена в сумме 2 238 500 рублей.

При рассмотрении спора ответчики признали исковые требования в части взыскания суммы задолженности по кредитному обязательству.

Отказывая в удовлетворении исковых требований об обращении взыскания на предмет залога, суд исходил из положений ст. 348 ГК РФ, ст.

54 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», согласно которым, в обращении взыскания на заложенное имущество может быть отказано, если допущенное должником нарушение обязательства, обеспеченного ипотекой, крайне незначительно, а также, если размер требований залогодержателя в связи с этим явно несоразмерен стоимости заложенного имущества.

Суд пришел к выводу, что допущенное должником нарушение обязательства, обеспеченного ипотекой, является крайне незначительным, а размер требований залогодержателя в связи с этим явно несоразмерен стоимости заложенного имущества, поэтому в иске в этой части отказал.

Исковые требования банка о взыскании задолженности с ответчиков удовлетворил.

(«Обобщение судебной практики по гражданско-правовым спорам, вытекающим из договора залога имущества, в том числе недвижимого имущества (ипотеки), рассмотренным за 2008 год и 1 полугодие 2009 года», проведенное Астраханским областным судом).

Согласно пункту 2 статьи 50 Федерального закона если договором об ипотеке не предусмотрено иное, обращение взыскания на имущество, заложенное для обеспечения обязательства, исполняемого периодическими платежами, допускается при систематическом нарушении сроков их внесения, то есть при нарушении сроков внесения платежей более трех раз в течение 12 месяцев, даже если каждая просрочка незначительна:

Кредитная организация обратилась в суд с иском к муниципальному предприятию — магазину, физическим лицам П. и В., комитету по управлению имуществом муниципального образования о взыскании долга по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество.

В обоснование указала, муниципальное предприятие не выполняет должным образом обязательства по кредитному договору. Надлежащее исполнение заемщиком условий кредитных договоров обеспечено поручительством П. и В.

, а также договором о залоге недвижимого имущества, заключенного между комитетом по управлению имуществом муниципального образования города Благовещенска и банком, предметом залога является нежилое помещение.

Поскольку по кредитным договорам возникла просрочка уплаты ссудной задолженности и начисленных, но не уплаченных процентов, банк настаивал на взыскании задолженности с заемщика и поручителей солидарно, обращении взыскания на заложенное имущество, определении начальной продажной цены.

Решением Благовещенского городского суда Амурской области с заемщика и поручителей в пользу банка солидарно взыскана задолженность кредитным договорам. В удовлетворении иска об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество отказано.

С решением суда в части отказа в иске об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество судебная коллегия не согласилась.

Отказывая в удовлетворении иска в части обращения взыскания на заложенное недвижимое имущество по договору от 13 июля 2007 года, суд исходил из того, что допущенное должником нарушение обязательства по кредитному договору несоразмерно стоимости заложенного имущества. К спорным правоотношениям суд применил положения части 2 статьи 348 Гражданского Кодекса Российской Федерации.

Между тем, согласно части 2 статьи 348 Гражданского Кодекса Российской Федерации, в редакции, подлежащей применению к спорным правоотношениям, отказ в обращении взыскания на заложенное имущество допускается не в связи с несоразмерностью стоимости заложенного имущества размеру требований, а лишь тогда, когда допущенное должником нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя вследствие этого явно несоразмерен стоимости заложенного имущества. Каких – либо выводов о том, что является ли допущенное должником нарушение крайне незначительным и о соразмерности или несоразмерности в связи с этим размера требований залогодержателя стоимости заложенного имущества, обжалуемое решение суда не содержит.

Кроме того, при разрешении вопроса об обращении взыскания на заложенное имущество к спорным правоотношениям судом не были применены подлежащие применению нормы Федерального Закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)».

Не применив к спорным правоотношениям нормы федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)», неверно истолковав положения статьи 348 Гражданского Кодекса Российской Федерации, суд неверно определил обстоятельства, имеющие значение для разрешения вопроса об обоснованности иска об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество, в связи с чем в указанной части решение суда было отменено с передачей дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции в виду невозможности судом кассационной инстанции исправить допущенные нарушения. («Справка по результатам обобщения судебной практики по делам, вытекающим из кредитных правоотношений, рассмотренными судами Амурской области в 2009 году», подготовленная Амурским областным судом).

Читайте также:  Взыскание неустойки с застройщика в 2020 году - по дду, за просрочку сдачи дома, в арбитраже

Вернуться к обзору: Судебная практика применения закона об ипотеке (залоге недвижимости)

Источник: http://logos-pravo.ru/otkaz-v-obrashchenii-vzyskaniya-na-zalozhennoe-imushchestvo-sudebnaya-praktika

9. Обращение взыскания на заложенное имущество

Обращение
взыскания на заложенное имущество
означает его арест (опись), изъятие и
принудительную реализацию (п. 1 ст. 46
Закона об исполнительном производстве).

Основаниями для обращения взыскания
на заложенное имущество являются
неисполнение или ненадлежащее исполнение
должником обеспеченного залогом
обязательства по обстоятельствам, за
которые он отвечает (п. 1 ст. 348 ГК).

Поэтому,
например, если неисполнение обеспечиваемого
обязательства явилось следствием
действия непреодолимой силы, то взыскание
на предмет залога не может быть обращено.

В
обращении взыскания на заложенное
имущество может быть отказано, если
допущенное должником нарушение
обеспеченного залогом обязательства
крайне незначительно, и размер требований
залогодержателя вследствие этого явно
несоразмерен стоимости заложенного
имущества (п. 1 ст. 54 Закона об ипотеке).

Из этого общего правила действующим
законодательством сделано единственное
исключение.

Если договором об ипотеке
не предусмотрено иное, обращение
взыскания на имущество, заложенное для
обеспечения обязательства, исполняемого
периодическими платежами, допускается
при нарушении сроков внесения платежей
более трех раз в течение 12 месяцев, даже
если каждая просрочка незначительна
(п. 2 ст. 50 Закона об ипотеке).

Обращение
взыскания на заложенное имущество может
быть произведено по решению суда, по
исполнительной надписи нотариуса или
по соглашению залогодателя с
залогодержателем, заключенному после
возникновения основания для обращения
взыскания на предмет залога.

Взыскание
на предмет залога может быть обращено
только по решению суда (п. 3 ст. 349 ГК) в
случаях:

  • а)
    когда для заключения договора о залоге
    требовалось согласие или разрешение
    другого лица или органа;
  • б)
    когда предметом залога является земельный
    участок (ст. 278 ГК), имущество, имеющее
    значительную историческую, художественную
    или иную культурную ценность для
    общества;
  • в)
    когда залогодатель отсутствует и
    установить место его нахождения
    невозможно.

Обращение
взыскания на заложенное имущество во
внесудебном порядке допускается,
во-первых, совершением исполнительной
надписи нотариуса, которое предусмотрено
в случае невозврата кредита, обеспеченного
залогом вещей в ломбарде (п. 5 ст. 358 ГК).

Исполнительная надпись совершается в
порядке, предусмотренном ст. ст. 89 — 94
Основ законодательства РФ о нотариате
от 11 февраля 1993 г. .

Во-вторых, оно
возможно за счет заложенного недвижимого
имущества на основании нотариально
удостоверенного соглашения залогодержателя
с залогодателем, заключенного после
возникновения оснований для обращения
взыскания на предмет залога.

Такое
соглашение может быть признано судом
недействительным по иску лица, права
которого были нарушены таким соглашением
(п. 1 ст. 349 ГК). Условия действительности
этого соглашения и пределы его применения
предусмотрены ст. 55 Закона об ипотеке.

———————————

РГ. 13.03.1993 (с послед. изм.).

Обязательные
элементы содержания соглашения об
удовлетворении требований за счет
заложенного недвижимого имущества
указаны в п. 4 ст. 55 Закона об ипотеке.

Кроме того, в данном соглашении стороны
могут предусмотреть реализацию
заложенного имущества на публичных
торгах или на аукционе, проводимом
специализированной организацией, а
также приобретение заложенного имущества
залогодержателем для себя или третьих
лиц с зачетом в счет покупной цены
требований залогодержателя к должнику,
обеспеченных ипотекой. В п. 2 ст. 55 Закона
об ипотеке перечислены случаи, когда
удовлетворение требований залогодержателя
за счет заложенного недвижимого имущества
на основании такого соглашения не
допускается. К соглашению о приобретении
заложенного имущества залогодержателем
применяются правила о договоре
купли-продажи (п. 3 ст. 55 Закона об ипотеке)
.

———————————

Указание в п. 3 ст. 55 Закона об ипотеке
на возможность приобретения недвижимого
имущества залогодержателем для третьих
лиц по договору комиссии следует считать
результатом недоразумения.

Комиссионная
продажа недвижимости невозможна в силу
того, что переход права собственности
на недвижимые объекты подлежит
государственной регистрации (п. 1 ст.
551 ГК). Поэтому комиссионер не может от
своего имени купить чужую недвижимость
для третьего лица. Это может сделать
только поверенный.

Современная судебная
практика основывается на том, что
соглашение об удовлетворении требований
залогодержателя, предусматривающее
передачу ему предмета залога, должно
содержать условия, позволяющие
квалифицировать это соглашение как
договор об отступном или о новации
обеспеченного залогом обязательства
(ст. ст. 409, 414 ГК) (см.: п.

46 Постановления
Пленума Верховного Суда РФ и Пленума
ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых
вопросах, связанных с применением части
первой Гражданского кодекса Российской
Федерации»).

По
общему правилу для обращения взыскания
на заложенное движимое имущество во
внесудебном порядке, когда это имущество
остается у залогодателя, необходимо
соглашение между залогодателем и
залогодержателем (п. 2 ст. 349 ГК).

Однако
данное соглашение может быть заключено
только после возникновения оснований
для обращения взыскания на заложенное
движимое имущество.

При закладе движимого
имущества залогодержатель при наступлении
оснований для обращения взыскания на
предмет залога может распорядиться им
в порядке, предусмотренном договором,
например, передать его на комиссионную
реализацию (п. 2 ст. 349 ГК).

В
отдельных случаях закон может установить
особый порядок обращения взыскания на
предмет залога. Например, в п. 3 ст.

49
Закона об ипотеке установлен такой
способ обращения взыскания, как
осуществление ипотечным залогодержателем
на закладной специальной залоговой
надписи, дающей залогодержателю закладной
право по истечении определенного срока
продать закладную с тем, чтобы удержать
из вырученных денег сумму обеспеченного
ее залогом обязательства.

Источник: https://studfile.net/preview/429677/page:43/

Обращение взыскания на заложенное имущество и его реализация

Яцино В. В. Обращение взыскания на заложенное имущество и его реализация // Молодой ученый. — 2018. — №35. — С. 70-73. — URL https://moluch.ru/archive/221/52479/ (дата обращения: 12.03.2020).



Статья посвящена анализу состояния правового регулирования механизма обращения взыскания на заложенное имущество и его реализации. В статье дается оценка и сравнительный анализ судебного и внесудебного порядка реализации заложенного имущества, их преимущества и недостатки.

Ключевые слова: залог, судебный порядок обращения взыскания на заложенное имущество, внесудебный порядок реализации заложенного имущества

По действующему законодательству России право кредитора применить процедуру обращения взыскания на предмет залога реализуется двумя способами — традиционно в судебном порядке и во внесудебном порядке [15]. При этом по мнению Б.

Скобова [19] и В. В. Яркова [18], обращение взыскания на имущество, которое заложено в целях обеспечения обязательства, которое исполняется периодическими платежами, допускается при систематическом нарушении сроков их внесения.

Рассматривая традиционный судебный порядок обращения взыскания на предмет залога, можно сделать вывод, что этот способ применяется в случае отсутствия соглашения об обращении взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке; либо, если для заключения договора залога требуется согласие другого лица, а также в случае отсутствия залогодателя и невозможности установления его местонахождения. В целях защиты прав граждан обращение взыскания на принадлежащие им жилые помещения также применяется судебный порядок [9].

В отличие от судебного внесудебный порядок обращения взыскания на предмет залога возможен в случае, когда заключено соглашение о применении такого способа обращении взыскания предмет залога.

Несмотря на то, что законодатель предусмотрел внесудебный порядок для того, чтобы сделать отношения сторон более экономичными и удобными, тем не менее, эта цель, по мнению В. В.

Яркова [18], достигается далеко не во всех случаях [14].

Возможность оспаривания соглашения о внесудебном порядке реализации предмета залога, с одной стороны, является гарантией соблюдения прав заинтересованных лиц, а с другой стороны, уменьшает эффективность внесудебного порядка. Кроме того, соглашение о внесудебном порядке может быть заключено далеко не во всех залоговых отношениях. Так, законом об ипотеке установлен ряд ограничений для применения внесудебного порядка.

Помимо этого, ряд правил, исключающих возможность предусмотреть внесудебный порядок обращения взыскания на предмет залога, выработан судебной практикой (см. Постановление Пленума ВАС РФ № 10 от 17.02.2011 [4]).

Кроме того, как отмечалось М. Г. Кислицыной [10] и В. В.

Ярковым [18], по требованию залогодателя суд может прекратить обращение взыскания на предмет залога во внесудебном порядке и вынести решение о продаже заложенного имущества с публичных торгов, если при применении внесудебного порядка будут нарушены права залогодателя.

Следует отметить, что наличие такой возможности для залогодателя получило негативную оценку практиков как препятствующее кредитору приступить непосредственно к процедуре реализации заложенного имущества [14].

Другой проблемой было применение во внесудебном порядке исполнительной надписи нотариуса, которая в связи с отсутствием понятного порядка ее использования практически не применялась [20].

Анализ правоприменительной практики по Московской области позволяет сделать вывод, что при реализации предмета залога залогодержатель и иные лица, как правило, принимают меры, которые необходимы для получения наибольшей выручки от продажи предмета залога. Однако в большинстве случаев залог реализуется по цене, которая ниже рыночной и средств для погашения основной задолженности в полном объеме не хватает [7].

Внесенные в 2008 и 2011 годах изменения в законодательство были направлены на детализацию механизма применения исполнительной надписи в залоговых отношениях и ликвидировали имеющиеся «пробелы» [21].

Несмотря на положительную оценку таких поправок [13], в правоприменительной на практике исполнительная надпись по-прежнему «недостаточно эффективна» [17], поскольку применение судебного порядка приводит к более быстрому результату.

Таким образом, в российской науке и практике возможность внесудебного порядка обращения взыскания на предмет залога в целом была оценена позитивно, тем не менее, правовой механизм ее реализации остается несовершенным [11].

Важной новеллой законодательства является [2] возможность с 2005 года обращения взыскания на жилое помещение, являющееся предметом ипотеки.

Это возможно даже в том случае, если для гражданина-должника и членов его семьи это помещение является единственным пригодным для постоянного проживания [3]. Такой порядок является абсолютно противоположным существовавшему ранее подходу к решению вопроса о правах членов семьи собственника жилого помещения.

Несмотря на то, что указанный порядок существенно упрощает обращение взыскания на заложенное жилое помещение, тем не менее в правоприменительной практике имеются проблемы, возникающие на этапе выселения лиц, проживающих в таком жилом помещении. Больше всего проблем возникает при обращении взыскания на жилое помещение, которое является единственным пригодным для постоянного проживания залогодателя и членов его семьи [5].

Одной из наиболее сложных проблем, о которых писала А. Т. Уметова, является проблема о переселении этих граждан [16]. Таким лицам предоставлена возможность временного проживания в жилом помещении маневренного фонда.

При этом на практике нет возможности подобрать помещение подходящего размера, что подтверждается судебной практиком, например, Московского региона [6]. Кроме того, отсутствует достаточное количество жилых помещений маневренного фонда [7].

Так, во многих регионах жилищный маневренный фонд отсутствует [16], а в тех регионах, где он сформирован, наблюдается его острый дефицит, а также неудовлетворительное инженерно-техническое состояние [7].

  • Таким образом, несмотря на кажущуюся простоту судебного порядка обращения взыскания на жилое помещение как предмет залога, его практическая реализации затруднена.
  • При анализе проблемы реализации норм о внесудебном порядке обращения взыскания на предмет залога выявлены недостатки правового механизма связаны с неэффективностью заключения соглашения о внесудебном порядке, а также универсальностью судебной защиты нарушенных прав участников залоговых отношений.
  • В этой связи в целях устранения выявленных противоречий и пробелов необходимо дальнейшее совершенствование действующего законодательства.
  • Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/221/52479/

Ссылка на основную публикацию